Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:27 

1921 г. Вышло постановление Петроградской ГубЧК...

Гемма
Cogito, ergo sum.
...о расстреле участников Таганцевского контрреволюционного заговора. Шестьдесят один человек. В том числе и Николай Степанович Гумилев. Постановление опубликовали 1 сентября. Когда и где расстреливали, где захоронили, неизвестно до сих пор. О том, был ли заговор и участвовал ли в нем Гумилев, спорят.


В час вечерний, час заката
Каравеллою крылатой
Проплывает Петроград,
И горит на рдяном диске
Ангел твой над обелиском,
Словно солнца младший брат.

Я не трушу, я спокоен,
Я моряк, поэт и воин,
Не поддамся палачу.
Пусть клеймят меня позором,
Знаю, сгустком крови черным
За свободу я плачу.

За стихи и за отвагу,
За сонеты и за шпагу.
Знаю, строгий город мой
В час вечерний, час заката
Каравеллою крылатой
Унесет меня домой...

(С) 1921 ?
Это стихотворение десятилетиями ходило в списках, как написанное Гумилевым перед расстрелом, но вряд ли это он. Николай Степанович писал иначе да и как бы оно, это стихотворение, дошло? Скорее, как говорят теперь, ноосфера. И все-таки я его выкладываю. Пусть это и не Гумилев, но это о Гумилеве. Искренне, с болью и с рывком сквозь время и боль.

И еще одно
От неправедных гонений
Уберечь не может слово.
Вас спасти не в силах небо,
Провозвестники культуры.
Восемь книг стихотворений
Николая Гумилева
Не спасли его от гнева
Пролетарской диктатуры.

Полушёпот этой темы,
Полуправда этой драмы,
Где во мраке светят слабо
Жизни порванные звенья --
Петропавловский застенок ,
И легенда с телеграммой ,
И прижизненная слава,
И посмертное забвенье.

Конвоир не знает сонный
Государственных секретов,--
В чём была, да и была ли
Казни грозная причина.
Революция способна
Убивать своих поэтов,
И поэтому едва ли
От погрома отличима.

Царскосельские уроки
Знаменитейшего мэтра,
Абиссинские пустыни
И окопы на германской...
И твердят мальчишки строки,
Что солёным пахнут ветром,
И туманный облик стынет
За лица бесстрастной маской.

И летят сквозь наше время
Горькой памятью былого,
Для изданий неуместны,
Не предмет для кандидатских,
Восемь книг стихотворений
Николая Гумилева,
И как две отдельных песни --
Два Георгия солдатских.
(С) АГ 1982

@темы: помним

URL
Комментарии
2009-08-24 в 13:35 

Кулай
Дождь не может идти вечно (с)
МОИ ЧИТАТЕЛИ
Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, веселой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевною теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать, что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: "Я не люблю вас",
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти, и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелет взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.
(с)

2009-08-24 в 14:38 

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
Современность

Я закрыл Илиаду и сел у окна.
На губах трепетало последнее слово.
Что-то ярко светило — фонарь иль луна,
И медлительно двигалась тень часового.

Я так часто бросал испытующий взор
И так много встречал отвечающих взоров
Одиссеев во мгле пароходных контор,
Агамемнонов между трактирных маркёров.

Так, в далёкой Сибири, где плачет пурга,
Застывают в серебряных льдах мастодонты,
Их глухая тоска там колышет снега,
Красной кровью — ведь их — зажжены горизонты.

Я печален от книги, томлюсь от луны,
Может быть, мне совсем и не надо героя...
Вот идут по аллее, так странно нежны,
Гимназист с гимназисткой, как Дафнис и Хлоя.

(с)

2009-08-24 в 16:25 

Хочу хорошей жизни, а мне всё время устраивают весёлую. (с)
ШЕСТОЕ ЧУВСТВО

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства. (с)

2009-08-24 в 22:27 

Пусть в помыслах твоих Итака будет конечной целью длинного пути
Почему-то из всего Гумилева помню только одно. Не эпиграфы из Арции и не отрывки из книги "Гумилев. Ходасевич. Иванов." А только:

Нежно-небывалая отрада
Прикоснулась к моему плечу,
И теперь мне ничего не надо,
Ни тебя, ни счастья не хочу.

Лишь одно бы принял я не споря —
Тихий, тихий золотой покой
Да двенадцать тысяч футов моря
Над моей пробитой головой.

Что же думать, как бы сладко нежил
Тот покой и вечный гул томил,
Если б только никогда я не жил,
Никогда не пел и не любил.

<1917>

(с.)

2009-08-24 в 22:54 

prokhozhyj
"В каждой луже – запах океана..."
В том лесу белесоватые стволы
Выступали неожиданно из мглы.

Из земли за корнем корень выходил,
Точно руки обитателей могил.

Под покровом ярко-огненной листвы
Великаны жили, карлики и львы,

И следы в песке видали рыбаки
Шестипалой человеческой руки.

Никогда сюда тропа не завела
Пэра Франции иль Круглого Стола,

И разбойник не гнездился здесь в кустах,
И пещерки не выкапывал монах –

Только раз отсюда в вечер грозовой
Вышла женщина с кошачьей головой,

Но в короне из литого серебра,
И вздыхала и стонала до утра,

И скончалась тихой смертью на заре,
Перед тем, как дал причастье ей кюре.

Это было, это было в те года,
От которых не осталось и следа.

Это было, это было в той стране,
О которой не загрезишь и во сне.

Я придумал это, глядя на твои
Косы – кольца огневеющей змеи,

На твои зеленоватые глаза,
Как персидская больная бирюза.

Может быть, тот лес – душа твоя,
Может быть, тот лес – любовь моя,

Или, может быть, когда умрём,
Мы в тот лес направимся вдвоём.

(с). 1919.

2009-08-24 в 23:28 

dal_drug
Найдется все! Но не всегда.
Сегодня ушла Рената Муха...

2010-03-21 в 20:19 

И в странах бескрайнего льда и заката. Где стынет под веком слеза, Пою я о брате, зарезавшем брата За Рыбу, чья пища - глаза...
Жаль, что в общей массе мало людей знает вообще о существовании таких поэтов.
Одно из моих самых любимых из Гумилева.

Сон

Застонал я от сна дурного
И проснулся, тяжко скорбя.
Снилось мне - ты любишь другого,
И что он обидел тебя.

Я бежал от моей постели,
Как убийца от плахи своей,
И смотрел, как тускло блестели
Фонари глазами зверей.

Ах, наверно таким бездомным
Не блуждал ни один человек
В эту ночь по улицам темным,
Как по руслам высохших рек.

Вот стою перед дверью твоею,
Не дано мне иного пути,
Хоть и знаю, что не посмею
Никогда в эту дверь войти.

Он обидел тебя, я знаю,
Хоть и было это лишь сном,
Но я всё-таки умираю
Пред твоим закрытым окном.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

В системе Декарта

главная